Федерация Бокса Приморского Края

Федерация Бокса Приморского Края

Истрория Тома Криббе

[ Новости ] 30.06.2020

ИСТОРИЯ ТОМА КРИББА: БОЙ В 76 РАУНДОВ

 

Крибб ушел с флота 1803 году, когда ему исполнилось всего 22 года — и вскоре он решил заняться иным, более доходным и более славным делом...

Впрочем, «вскоре» это может считаться только по тем неспешным временам. На самом деле, Том Крибб провел свой первый боксерский матч только года через полтора после возвращения из флота — 7 января 1805 года. Что он делал между тем днем, когда распрощался с кораблем и тем, как впервые вышел на ринг, история опять умалчивает.

Соперник ему подобрался крайне колоритный: Джорджу Меддоксу в этом году должно было исполниться 50 лет, и по своим габаритам он был скорее средневесом, чем тяжеловесом. Он был безграмотен (не в боксерском, а в общечеловеческом смысле), весел, на редкость добродушен, но в ринге превращался в настоящего боевого пса, который будет драться до тех пор, пока у него есть хоть малейшая надежда сомкнуть челюсти на горле противника.

 

В свете того, что произошло в этом поединке, который считался «не совсем обычным» даже в те времена безумных эксцентриков, удивительным выглядит то, что Пирс Иган почти ничего не сказал о нем. Более-менее подробное описание этого боя, на свое и на наше счастье, дал Г. Дж. Майлз. Он был как всегда рад найти что-то, чего не было у его вездесущего предшественника, и утверждает, что в качестве источника использовал газеты того времени. Это вполне возможно.

Любопытно, что уже тогда Крибба называли Черным Бриллиантом. Откуда взялось это прозвище, учитывая, что Бриллиант проводил тогда только первый бой? Может быть, мы чего-то не знаем из его биографии или это был пиар-ход того времени?

Поединок проходил по крайне жестким правилам по отношению к тому, кто должен был в нем проиграть. Призовой фонд составлял 25 гиней, из них победителю шло двадцать. То есть весь избитый (а иначе тогда не бывало) и едва ли не покалеченный (такое тоже случалось) проигравший получал всего пять гиней. Правда, тогда на эти деньги можно было скромно, но безбедно прожить месяца три, но эти люди так жить попросту не умели. Они искали приключения на свою пятую точку до тех пор, пока не находили.

Криббу было 23 года, то есть он был моложе соперника больше, чем вдвое, вроде бы значительно тяжелее и совершенно точно на пять сантиметров выше (178 против 173), однако легкой жизни в ринге у него не получилось.

Началось все достаточно вяло, но в четвертом раунде соперники наконец схлестнулись всерьез, и Меддокс нанес сопернику куда больший урон, чем тот ему: ветеран хорошенько врезал Криббу в глаз, и он почти закрылся. Далее газетчики говорят, что в последующие двадцать шесть раундов ничего особенного не произошло. Иными словами, они не заметили. Никто никого не убил — и ладно. Только Меддокс все продолжал и продолжал выцеливать покалеченный глаза Крибба, сиявший на лице как путеводная звезда. Судя по всему, это была одна из коронок добродушного грамотея Меддокса — ослеплять соперника ударами по глазам. Однако тот продолжал держаться с редким мужеством.

В сороковом раунде глаз у Крибба совсем заплыл, и ставки заключались из расчета четыре к одному в пользу Меддокса. Однако временно одноглазый Крибб выстоял. Бой давно уже принял крайне жестокий изматывающий характер, в котором оба рисковали жизнью, а не здоровьем.

Еще двенадцать раундов прошли в ожесточенной борьбе. В пятьдесят третьем раунде Меддокс заехал Криббу под левый глаз, отчего тот полностью закрылся. А бил он, между прочим, очень неплохо. Совсем не так, как ему полагалось. Ставки в пользу Меддокса еще выросли.

Меддокс после пятидесяти трех раундов такого боя, продолжавшегося уже полтора часа, все-таки стал уставать. Крепкий был мужчина. Сколько таких раундов он мог провести, когда был в возрасте Крибба? Сто пятьдесят три? Двести?

Но теперь он уже был полностью вымотан всего после шестидесяти. И что только время делает с человеком? Каких-то шестьдесят раундов, меньше двух часов мордобоя голыми кулаками, и он, оказывается, устал!

Однако друзья Меддокса не собирались оставлять его с пятью гинеями. Правда, циники утверждают, что их волновали не столько его деньги, сколько их собственные, поставленные на их друга с самого начала из расчета четыре к одному в пользу Крибба и выше. Им ведь реально светила перспектива остаться «без штанов», и тогда они перешли к решительным действиям.

Друзья подняли дикий скандал в углу у Меддокса, и скандал постепенно распространился. Потом вроде бы снесли стойку ринга и под шумок (это уже совершенно точно) выволокли своего покалеченного протеже оттуда и спрятали в одной из карет. Затем они объявили, что матч закончился вничью. Крибб в ответ сказал, что победил он, и потребовал свои двадцать гиней. Гинеи ему не дали, и завязалась вдохновенная драка, в которой среди прочих принимали участие и несколько лучших боксеров того времени.

Посреди этого мочилова один негодяй, видимо, желавший избежать самой возможности продолжения боя, ударил Крибба палкой по голове, но голова оказалась крепче палки, и он сумел только нанести ему рассечение.

Каким-то образом побоище удалось остановить, и Крибб, несмотря на глаз, закрывшийся в бою, и голову, посеченную в последующей драке, предложил команде Меддокса два варианта на выбор: либо они отдают ему деньги, либо Меддокс вернется в ринг и продолжит бой.

Те почесали свои околоченные хорошими боксерами репы и решили, что в первом случае они теряют деньги по-любому, а во втором у них есть хоть какой-то шанс их сохранить и даже кое-что выиграть. Выбрав последний вариант, они бесцеремонно вытащили Меддокса из кареты, куда его перед этим «заныкали», и вытолкали на ринг.

Бой продолжался еще шестнадцать раундов, описание которых не сохранилось, но, судя по всему, били там одного Меддокса, который, в конце концов, после семьдесят шестого раунда и через два часа двенадцать минут после начала боя все-таки не смог выйти из угла.

Конечно, с Томом Криббом в этом бою обошлись в высшей степени нечестно, но в конечном счете он только выиграл от этой истории. Скандал, сопровождавший бой, привлек к нему дополнительное внимание. Святая правда, которой вполне хватило бы для того, чтобы прославить его как бойца, дополнялась колоритными подробностями по мере распространения рассказа о бое. В результате, проведя всего один поединок, Том Крибб стал знаменитостью. Возможно, Майлз просто немного поторопился, назвав его Черным Бриллиантом до, а не после боя. Строго говоря, это был еще не бриллиант и даже не агат, но все-таки драться он умел, хотя и нуждался в «огранке».

В это трудно поверить, но Майлз утверждает, что Крибб полностью восстановился уже через три дня. Впрочем, тогда «полностью восстановился» могло означать, что человек мог почти совсем самостоятельно сходить в туалет. Куда уж полнее? Но никаких месяцев на лечение тогда не было. Потому что совершенно точно, что на ринг он снова вышел уже 15 февраля 1805 года, то есть всего через 39 дней после того, как победил Джорджа Меддокса. Сейчас об этом не могло бы быть и речи. Умели делать людей в то время.

 
Нравится